Дизайнер Дмитрий Шолохов разработал для компании O.Jen коллекцию, которая стала пожалуй самой долгожданной на Belarus Fashion Week. Сегодня на MOD.BY беседа с дизайнером: о женщине, эпохе 30-х и восточноевропейском представлении о шике. Ни одного вопроса о проекте «Подиум»!

— Расскажите, какова ваша идеальная клиентка.

Моя идеальная клиентка это та женщина, которая хочет выглядеть современно и красиво. Она ценит искусство и свою внутреннюю красоту. Любая женщина прекрасна по-своему и я фокусируюсь на каждой женщине.

— То есть вы не ставите никаких возрастных рамок?

Абсолютно никаких. Особенность моего подхода — мои модели не предназначены для какого-то определенного возраста. Их может надеть и девушка 19 лет, и зрелая женщина в 50-60 лет. Это моя цель и мое стремление — хочется привнести в мир красоты.

— Вы часто говорите о том, что ориентируетесь на классический стиль. Что есть классика в вашем понимании? Что влияет на вашу эстетику?

Нельзя однозначно сказать, что конкретно влияет на меня. Я меняюсь каждый день, на меня воздействует абсолютно все: люди, архитектура, атмосфера, запахи, какие-то новые веяния. Все, что происходит сейчас, имеет какое-то влияние на меня и то, что я создаю.

— Кстати о веяниях — накануне премьеры фильма «Великий Гэтсби» многие дизайнеры отдавали дань эпохе джаза, золотым двадцатым. Вам близка эта эпоха?

Мне очень нравится эпоха 30-х годов. Я часто использую в своей работе элементы дизайна из того времени: бахрому, вышивку, аппликацию. Но все равно любая эпоха может быть вдохновением для определенной коллекции, но не постоянным стилем моей работы.

— Образ женщины того времени довольно андрогинен. Это подходит женщине, или все-таки женственность — это формы?

Я смотрю на женственность в широком смысле. Считаю что женщина должна выглядеть так, как она себя видит и так, как ей комфортно, что очень важно. Как дизайнер, я не придерживаюсь каких-либо рамок в одежде.Единственное, чего стоит придерживаться — сообразности ситуации. Если вы идете в театр, туда неуместно одеваться в стиле casual. Меня иногда очень задевает, когда на мероприятия люди приходят в кедах и джинсах, хотя я сам очень люблю такой стиль, но всему свое время и место.

— А как вы относитесь к таким течениям в моде, в частности в американской, как dark glam, например то, что делает Рик Оуэнс?

Ой, мне самому, моему образу это очень близко. Я сам одеваюсь в таком стиле и какие-то элементы деконструкции всегда присутствуют и в моей работе. Но женщину мне хочется видеть в более мягком, романтическом образе, хотя что-то от женщины-вамп в ней безусловно, должно присутствовать.

— Раз уж мы заговорили о вашем стиле: у вас есть какие-то любимые дизайнеры, магазины в которых вы одеваетесь?

Вы знаете, вот нету у меня ни любимых дизайнеров, ни любимых блюд, ни фильмов. Я человек эклектики. Никогда не зацикливаюсь на чем-то одном. Например, я уважаю Маккуина, которого, к сожалению, больше нет, но не могу сказать, что я люблю полностью все его работы. Есть то, что вызывает у меня восхищение, есть кое-что, что мне не нравится. Мне во всем нравятся отдельные элементы. Винтаж я очень уважаю и оттуда черпаю много вдохновения для своих конструкций.

— Сейчас цикл жизни вещи очень короток. А у вас нет такой ностальгии по прошлому, когда вещи делались с упором на долгий срок службы?

Сейчас очень развито производство одежды ready-to-wear, раньше был другой подход к одежде. Тогда одежда делалась под заказ и относились к ней иначе.

— А ваши вещи — вы хотите, чтобы их носили долго?

Конечно, я к этому стремлюсь. Я стараюсь делать вещи, которые были бы максимально качественны и были бы вне времени. У меня несколько направлений: коллекция— самые дорогие вещи,"bridge« — промежуточная ценовая категория, и более доступная, масс-маркет. Все диктует рынок и ценовые категории.

Если это платье из коллекции, оно сделано по-другому и прослужит долго. Если это более доступная вещь, то она тоже будет хорошо выполнена, потому что качество для меня первостепенно, но это, естественно, не будет ручная работа.

— В своей работе вы сознательно отказываетесь от принтов?

Принт я использовал, например в своей последней коллекции для проекта Подиум.Но в целом ситуация такая: то, что я вижу на данный момент, мне не нравится, а создавать собственный принт, такой, как бы мне хотелось пока нет технологических возможностей. Когда я дойду до такого уровня, когда смогу себе позволить разрабатывать собственный принт, тогда я с ними начну работать.

Но сейчас очень много работаю с надрезами, с аппликацией, которые заменяют любой принт и создают текстуру на ткани.

— Должен ли дизайнер уметь работать руками?

Абсолютно любой дизайнер должен знать конструкцию, быть хорошим технологом, для того, чтобы руководить процессом и помогать технологам претворять идею в жизнь. Для меня непонятно, как некоторые дизайнеры не умеют ничего делать руками. Это как не почувствовать глину, из которой лепишь.

— А что насчет аксессуаров, какова их роль в образе, по-вашему?

В целом я в аксессуарах достаточно минималистичен, но вот сейчас в Нью-Йорке я начал работать с компанией «Yoshi». В своей работе я много использую полудрагоценных камней, кристаллов, я люблю большие, знаковые броские вещи. Мне нравится когда в образе один аксессуар, если он нужен, но действительно заметный, например, массивный браслет.

В будущем я планирую запускать линии аксессуаров, обуви, духи — все это со временем будет.

— Даже ароматы?

Парфюм... Я не парфюмер, мне пока сложно однозначно выразить свое представление о том, из чего будет складываться аромат, и для его создания я конечно буду прибегать к помощи профессиональных парфюмеров, но всему свое время.

Сам же я не очень люблю на себе запах парфюма, это мне немного мешает, действует на нервы. Я пользуюсь косметикой Kiehl’s, там есть эфирные арома-масла, вот их я на себе не чувствую и они меня не раздражают.

— О сотрудничестве с O.Jen: для вас это первый опыт, верно?

Да, этот рынок для меня пока что абсолютно новый, со своими взглядами и особенностями.

— Вы учитывали менталитет восточноевропейских девушек в работе над коллекцией?

Да, конечно, я много об этом думал. Наши девушки не так искушены и не так разбалованы, но с другой стороны, они тоже достаточно требовательны в выборе.

Я пытался сбалансировать эту коллекцию так, чтобы подиумный вариант мог перейти в жизнь, чтобы все вещи были максимально носибельны в повседневной жизни.

Это не совсем минимализм, но в то же время все достаточно чисто и четко.

Я знаю, что в Восточной Европе выбирают по принципу «лучше больше чем меньше». Белорускам нужно чуть больше яркости и декора, чем американкам. Я сам работаю немного по другому принципу, но компромисс мы нашли, работая с фактурами. Мы работали с пайетками, с шелком, с блестящими тканями, которые буквально отражают свет, сочетали это все с подрезами, надрезами, с особенностями конструкции и таким образом добивались того шика, который так любят наши девушки.

Фото: bfw.by, Алина Калин